Личный кабинет

Выполните вход в личный кабинет:

Войти Зарегистрироваться

Сложности видеосъемки в Западном Тибете: рассказ очевидца

В серьезную экспедицию допустимо брать только отличные вещи.

Роберт Эдвин Пири

В сентябре-ноябре 2004 года команда искателей приключений Russian Adventure and Travel Team (RATT) провела интереснейшую экспедицию в один из самых неисследованых уголков земного шара – Западный Тибет. У экспедиции было две основные цели, два лейтмотива – восхождение на пик Гурла Мандхата (7700м) и первопрохождение великой азиатской реки Сатледж.

Экспедиция готовилась больше года, и отбор снаряжения был очень тщателен. Еще бы – в тех краях суточный перепад температуры достигает 60 градусов! Тестировалось альпинистское снаряжение, средства сплава, средства спутниковой связи. Важным результатом работы экспедиции должно было стать получение фото и видеоматериалов о затерянных в пространстве и времени послениях Ngari, Западного Тибета.

Основной съемочной видеокамерой стала Panasonic MX300 – самая компактная трехматричная камера, дающая приемлемую по качеству картинку. Для оператора-восходителя необходимо, чтобы камера умещалась за пазухой, где ее не достанет мороз. И при этом пуховка застегивалась бы без помощи двух дюжих товарищей. Для оператора-водника нужно, чтобы камера мгновенно доставалась и убиралась, и здесь тоже компактность играет не последнюю роль. Еще до экспедиции мы успели познакомиться со слабыми местами MX300, поэтому в общем результатом остались довольны.

Однако на результат влияет не только камера, но и грамотный подбор аксессуаров – штативов, оптики, света, аккумуляторов и зарядных устройств, герметичных кейсов. Многие подходящие аксессуары были найдены у российской фирмы Proland. Широкими массами они тестировались значительно меньше, чем Panasonic MX300, поэтому ниже разговор пойдет в основном о них.

Скупую практическую информацию мне хотелось бы предворить парой зарисовок из нашей тибетской жизни – надеюсь, читатель меня не осудит. Тибет оставляет след!

...Высота 6900 метров. Рассвет. Последние едва видные облачка растворяются в бьющем из-за горизонта победном розовом свете. Вокруг только снег и лед – причудливые циклопические формы. Далеко внизу под нами лежит овеянное легендами Тибетское плато. И невероятные цвета картин Рериха – в них сложно поверить, даже если видишь собственными глазами. Хочется забыть про все на свете, и раствориться в них.

Этому мешают холод и ветер. Очень трудно отвлечься от тридцатиградусного воздуха, если тебе за шиворот его задувает средней силы ураган. Обычно при таких внешних условиях не возникает желания достать камеру и вдохновенно сделать десяток кадров. Даже одного. Но тут такое! Напротив нашего лагеря стоит не просто гора – центр мира! Белоснежная пирамида Кайласа(Гора Кайлас считается «центром мира» в широко распространенных мировых религиях – буддизме и индуизме. Она – цель паломничества тысяч и тысяч верующих. Человек, обошедший вокруг Кайласа 108 раз, попадает в нирвану.) , самой священной горы Азии – посреди ясного октябрьского неба. Пройдет несколько минут, и лучи солнца примутся красить Кайлас нежно розовым, бледно красным, насыщенным оранжевым цветом. И гори они синим пламенем, эти обмороженные руки – надо снимать, во что бы то ни стало! Достаю Panasonic из кейса. Ее температура -30С. Достаю аккумулятор UPL-24 из штанов – там температура повыше. Даже сквозь пуховые рукавицы руки чувствуют железо и начинают противно ныть. Лопатой ровняю площадку на бруствере вокруг палатки, кладу сверху пенополиуретановый коврик, осторожно ставлю камеру. Лезть за железным штативом даже мысли не возникает. Включаю камеру, нажимаю кнопку Rec. Внутри что-то жалобно скрипит, но запись начинается. Проходит минута, потом еще одна и еще. Солнца на Кайласе все нет. Уже засиял у меня над головой ледопад с непроизносимым тибетским названием, кажется, вот-вот выкатится из-за горизонта огненный диск – а Кайлас как был в тени, так и остался. Аккумулятор при такой температуре может перестать работать в любую минуту. Чтобы достать другой – нужно время. Я начинаю нервничать, мне кажется, что центр мира смеется надо мной. Судя по всему, его полномочий хватает, чтобы задержать восход. Проходит еще десять минут. Я уже уверен в том, что нам не заполучить уникальных кадров рассвета на Кайласе. Внимание мое привлекают руки – они уже давно подают сигналы SOS. Начинаю их отогревать, и тут, о чудо! Он засиял. Кайлас засветился всей палитрой утренних красок. Похоже, «эффект закипающего чайника» – очень сильный закон. Действует даже на центр мира.

Камера снимала, пока солнце не вышло из-за горизонта. Потом она поснимала еще немного, хрюкнула и отключилась.

...Прошел месяц, как мы спустились с горы. Восхождению помешала плохая погода – многодневная снежная буря на высоте 7200 метров. Уже давно мы не видели людей – недели две точно. Весь наш мир – две вертикальные каменные стены, которые с каждым днем становятся все выше. Мы плывем в ущелье, прорезанном рекой Сатледж в твердыне Тибетского плато. Плывем навстречу Гималаям. Где-то впереди эта могучая река прорывает Большой Гималайский хребет, а там – Индия. Эти мысли каждый раз портят нам настроение. Неужели в этой трубе не предусмотрено какой-нибудь террасы для отдыха первопроходцев?! Где же заросли бука и бамбука, указанные на генштабовских картах? Или абрикосовые деревья, о которых писал Генрих Харрер? Ни-че-го! Каждый вечер мы с большим трудом находим узкую площадку, чтобы втиснуть наши палатки. Вот интересно, а если за следующим поворотом водопад, нам что, грести двести километров против течения? Как все непродумано! А этот воздух, который давно забыл, что значит «быть выше нуля». Он же совершенно нестерпим!

Может показаться смешным, но такие мысли могли занимать весь день – все крутились и крутились по кругу. Наверное, это нормальная реакция загнанного в безвыходное положение человека. Иногда, при взгляде на кейсы Rubytron с видеотехникой, посещала дельная мысль: а они-то водопад переживут! И однажды нам представилась превосходная возможность это проверить.

Каньон резко вильнул вправо и провалился вниз. Вода стала пеной. Струя, не умея быстро повернуть, вываливалась на наклонную стену левого берега, и снова обрушивалась в реку. Было без четверти семь, до темноты оставалось немногим более часа. Как только капитан заметил прижим, он принялся выкрикивать резкие злые команды, но всем было ясно – не уйти. Тоскливо сосало под ложечкой. Катамаран вылетел левым баллоном на стену, и в тот же момент полторы тонны водоизмещения правого баллона оказались под водой. Все четыре члена экипажа уже сидели на левом баллоне. И внимательно следили за тем, как при каждом ударе струи катамаран вползает вверх по стене еще на несколько сантиметров. «Еще сантиметров тридцать, и перевернемся», - перспектива переворота огромной трехтонной бандуры казалась сколь неприятной, столь и неизбежной. Хотелось что-то делать, но делать было нечего. Для очистки совести мы толкали невозмутимую скалу в направлении, противоположном тому, куда мы хотели попасть.

А тем временем где-то глубоко в бурлящей пене боролись за жизнь пластиковые кейсы с аппаратурой. Им приходилось напрягать всю свою плавучесть, чтобы удержать катамаран в состоянии «гребцами вверх».

Сумерки неотвратимо приближались, мы рядком сидели на обледеневающем баллоне и строили планы на вечер. Планы выходили один другого хуже. Купание в ледяной воде при температуре воздуха -10С показано только в случае, если вода в проруби спокойная, а после купания ожидается сухое полотенце и обогреваемое помещение. А если ты даже не знаешь, где сможешь вылезти из воды, и тем более, куда в это время уплывет твое сухое полотенце – то нет, лучше не купаться.

Что-то произошло. То ли нестационарная своевольная струя сместилась к корме, то ли кейсы выиграли битву за жизнь, но нос правого баллона стал неудержимо задираться вверх. Еще несколько секунд мы думали, что перевернемся через диагональ, а потом просто плюхнулись на брюхо, облившись пеной, как победители Формулы 1. Стало очень радостно и очень холодно. Только через полчала мы нашли место для стоянки, но зато какое – просторное и с дровами, нанесенными водой. Еще два часа мы не могли думать ни о чем, кроме тепла. В костер летело все, что можно было наковырять между камней. Вероятно, мы за вечер сожгли все, что природа собирала тут тысячелетиями.

Ближе к утру мы вспомнили про кейсы. Снаружи они были похожи на стеклянные сундуки для Спящих Красавиц – такой прозрачный был лед. Постучали по ним камнями, чтобы добраться до вмерзших в лед веревок. Обрезали веревки и принесли к костру. Вдруг всем стало очень важным, что там, под крышками. Японская техника или мокрые куски железа? Первый кейс вскрывали при полном молчании – никто не был уверен в результате. Открыли – и заговорили, заулыбались. Жив, курилка! Даже резиновый уплотнитель оказался нигде не поврежден. Разлили в кружки спирт, чокнулись. Да здравствует Rubytron!

Мы доплыли до конца каньона. В десяти километрах от китайско-индийской границы стены расступились. Навстречу нам выплыла чудесная тибетская деревенька Диа, потом менее чудесная китайская военная база. Мы не попали в Индию, куда так стремились. Нам ангажировали отель с решетками на окнах, потом были обвинения, допросы, и долгий путь домой. Но цель была достигнута – Сатледж пройден, и получены часы уникальных, совершенно неповторимых тибетских материалов .

Отзывы пользователей

1. Видеокамера Panasonic MX300. Камера честно отработала все три месяца экспедиции, без сбоев и отказов. Материал получился вполне достойного качества, того, на которое рассчитывали. Есть у MX300 несколько проблем, которые надо учитывать при использовании в сложных условиях:

a. Слабый оптический стабилизатор. При зуме выше 3-4х начинает рвать картинку и становится практически непригоден. Не помогает даже новая прошивка, которая должна была улучшать работу стабилизатора.

b. Шумный двигатель. Внешний микрофон приходится удалять на некоторое расстояние и тщательно изолировать от корпуса, чтобы он не слышал шум двигателя. Причем чем больше срок эксплуатации камеры, тем сильнее шум. В сервисном центре сказали, что это беда многих камер Panasonic.

c. Долгое включение записи и долгая остановка. Эти свойства камеры чрезвычайно мешают оперативной съемке. Переход из режима паузы в режим записи занимает полторы секунды, за которые может много всего произойти. А переход из режима записи в режим пайзы и обратно занимает секунд семь, не меньше. Приходится учиться предсказывать будущее.

2. Аккумуляторы Logocam UPL-24 3.3Ач. Общее впечатление очень хорошее. Никаких недостатков не обнаружено. Ниже перечислены достоинства аккумуляторов.

a. Отлично переносят низкие температуры. Аккумуляторы работали почти всегда при температуру ниже нуля.

b. Работают очень долго. На родной панасониковский аккумулятор 1.6Ач получается снять около 30 минут, на аккумулятор Logocam – около полутора часов.

c. Заряд с аккумулятора практически не стекает. Через 2.5 месяца экспедиции они по-прежнему отдавали свой заряд полностью.

d. Прочный корпус. Аккумуляторы пережили несколько падений на камни.

3. Зарядное устройство Logocam CL 101U. Общее впечатление хорошее. Достоинства устройства:

a. Одно зарядное устройство для разных типов аккумуляторов – очень удобно для группы с разными камерами. У нас было именно так, и заряжали мы только аккумуляторы Sony, поскольку заряда аккумуляторов UPL-24 for Panasonic хватило до конца экспедиции.

b. Возможность зарядки от прикуривателя трудно переоценить для экспедиции в глушь. На всем нашем маршруте электрическая сеть была только в одном населенном пункте, а переезды на машинах мы совершали регулярно.

c. Возможность зарядки как аккумуляторов Logocam, так и фирменных аккумуляторов

Есть несколько предложений:

d. Уменьшить размер устройства и проводов, сделать устройство более компактным.

e. Сделать блок зарядки от солнечных батарей. Для солнечных и высокогорных районов планеты это очень акутально. В Тибете у каждой юрты стоит несколько солнечных батарей, заряжающий семейный аккумулятор. Солнце – их единственный источник электроэнергии.

4. Фильтры Tiffen. На высотах, где проходила экспедиция, снимать без фильтров невозможно. Фильтры использовались и для видеокамер, и для фотоаппаратов:

a. Фильтры дали хорошие цвета. Фото публикуются в журналах National Geographics, где требования к фотографиям самые высокие.

b. Фильтры Tiffen вносят значительно больше паразитных бликов при съемке под острым углом к солнцу, чем B+W.

Тем не менее их качество лучше, чем у многих других фильтров. Также к достоинствам Tiffen нужно отнести мягкие упаковочные кошельки для фильтров. В экспедиционных условиях твердый пластик совершенно не годится – он колется. Хорошей альтернативой кошелькам Tiffen являются коробочки для фильтров из мягкого пластика, производимые опять же B+W.

5. Свет Logocam. К сожалению, накамерная лампа была оставлена дома – при минимизации экспедиционного груза ее решено было оставить. Сколько раз мы об этом жалели! Съемки внутри пещерных городов, которые доселе не видел ни один европеец, приходилось вести практически без света.

6. Пластиковый кейс Rubytron SUPER CASE 3613. Он использовался ежедневно и очень активно, поэтому о нем мы можем многое сказать. Сначала о достоинствах – кейс оказался поистине неубиенным:

a. Кейс совершенно герметичен. За одну ночь мы сбросили 4000 метров высоты, а еще через сутки попробовали открыть кейс. Открыть его было невозможно без стравливания специально предназначенного для этого клапана.

b. Герметичность кейса Rubytron была проверена и водой. Так вышло, что в течении получаса он находился в бурлящей воде, которая имела температуру около 0С. Когда его достали, он мгновенно покрылся льдом. После размораживания и вскрытия оказалось, что вода внутрь не попала.

c. Кейс успешно перенес испытание перепадами температуры. Ночью на горе было до –30С, днем он нагревался на солнце. Ни пластик, ни резина прокладок не повредились.

d. Ударопрочность кейса. Когда нам нужно было спрятать деньги и документы, мы сложили их в кейс и завалили его камнями. Сделать это надо было срочно, поэтому особенно не церемонились. После этого случая на кейсе появилось несколько царапин, а функциональность его не изменилась.

e. Пригодился гигрометр, встроенный в кейс. Большие суточные колебания температуры вызывали колебания влажности. Нужно было следить, чтобы не выпала роса. Пару раз стрелка гигрометра переваливала за 60 процентов – тогда в кейс клали силикогель.

Пара замечаний:

f. Не хватает ушей для крепления кейса. Уши должны быть расположены так, чтобы не мешали крышке открываться. При наличии ушей кейс мог бы бы зафиксирован на любую горизонтальную поверхность – крышу автомобиля, седло лошади, палубу судна. И при этом оставался бы быстрый доступ к содержимому кейса.

g. В системе закрывания не все элементы оказались готовы к тому, что мы с ними делали. После одного спешного закрытия кейса отломилась какая-то деталька. На функциональности кейса это не сказалось, но в открытом состоянии фиксатор стал болтаться.

5004

© ООО «Пролэнд Груп», 2000–2019

Сайт разработан в студии